Семенов Алексей Романович.

Николай Кудашев: Ерошкин Михаил Петрович. 11.11.1957г.р.


Галина Тарасова: Помню замечательные  школьные стенгазеты, оформленные рисунками Михаила. Это у них  наследственное. Мама моя говорила, что он очень талантлив, что ему надо бы идти в художественное училище.


Виктор Кудашев:

Племяш Михал Фёдоровича. Помню, говорил: «Выучусь на геолога и отращу бороду больше чем у Миши (больше Фёдорыча).

О, талант не пропьёшь, мастер на все руки. В сарае мопед ремонтировал и всю солому бензином залил. Педальку крутанул и магнето искру в землю дала, а не куда надо… Выскакивает Мишук мне навстречу - одна штанина сгорела, а вторая гача догорает. Я бегом до бати, он на пожарке на наше счастье дома был и быстро потушили. Вот сейчас думаю, после наших умелых ручек улица выглядела бы совсем по-другому, не будь пожарной машины рядом. В прошлом году в бане он всё вспоминал, что повезло с пожаркой - как в лотерею Спортлото выиграли.

В школе на ботанике вбили в бестолковку: ЛЮБИТЕ ПРИРОДУ-МАТЬ ВАШУ. Дома надыбал доску путную и решил скворешню смастерить (хоть скворцы уже улетать собрались). Стучу колочу, где по пальцам, где по гвозьдям, сопли рукавом до уха размазываю. Батя сверху: «Вижу доска хорошая была, а что получилось собразить не могу». Я пригляделся и точно - шалаш-ералаш. Батя: «Да, весь в меня плотник, иди хоть к Мишке и посмотри, как надо плотничать, он палисадник мастерит». А Мишка талант, штакетины все ровненько колотит, брусочком расстояние между ними мерит. Только смотрю низ по верёвке, а верх - где выше, а где ещё выше.

Ну, я: «Мишук, что верх весь не ровный? Миша сверху вниз (умный зараза, да на 3 года старше): «Я верх волной штакетины отрежу. Во думаю красава получится, он смогёт и волной и зыбью сделать. Притаскивает Миша коромысло (геометрию изучал уже) и прикидывает волну. С коромысла чертеж волны на палисаднике по размеру не подошёл. Тогда он снимает бельевую верёвку, один конец привязал к штакетине, меня загнал на лавку, и второй конец чтоб я держал. Отошёл поодаль и мне команды дает, то опустить, то подтянуть. Вот точно как Фёдорыч, когда за нашим огородом картину писал. Так и этот - карандаш грызёт, голову то к левому то правому плечу наклонит и кричит, типа - так держи. Я держу, а этот доморощенный талант по верёвке волну рисует.

Нарисовал, я спрыгнул, и смотрим уже вдвоём ево художества. Смотрю - ево волна какой-то титькой вышла. Мне чуть подзатыльник не отвесил, разозлился и хватает конец, который я титькой отпускал, натягивает и кричит, чтоб ровно было, а то пришибёт. В общем, волна отпала, и решил ровно пилить, как нас машинкой стригли. Забрался на лавку с ножовкой, опять башку к правому плечу и давай по верёвке целиться и пилить. Но штакетина вся ходуном ходит, низ прибит, а верх - куда ножовка, туда и штакетина.

Помучился, пока веревку не спилил. Загнал опять меня на лавку, сунул конец верёвки и велел держать, где он пилил. Сам художник пошёл по верёвке черту рисовать. Нарисовал, верёвку снял и начал штакетину ножовкой мучать…, или наоборот - ножовку штакетиной. Опять башка к плечу, язык высунул (во, думаю, отпилит как, верёвку опять не привяжешь), целится уже по черте, и елозит. Я проголодался аж, пока он одну отпилил. В общем, кажется, к осени он штакетины домучил. Прошло лет 40, и вот заметил, Мишук голову к правому плечу клонит, последствия борьбы со штакетинами, до сих пор прицеливается.)))

Каймакин Петр Иванович

Создать бесплатный сайт с uCoz